Конфликт двух парадигм в психологии

Иванова Т.А.

В настоящий момент в психологии господствует естественнонаучная парадигма, которая проявляет себя уже с самого начала обучения на психологических факультетах: для проведения исследований научное сообщество чаще всего требует придерживаться экспериментальных методов, игнорируя описательные, герменевтические, пытаясь заранее сформировать у будущих специалистов естественнонаучное мышление, ограничивая их в профессиональном развитии и становлении гуманитарного мышления.

При использовании описательных методов, к примеру, описания клинических случаев вместо предоставления статистических данных по исследуемой выборке, у научных сообществ появляется множество вопросов к достоверности исследования, что отражает недоверие научного сообщества к субъективной реальности познающей личности, феноменологической реальности клинического случая, а также отражает попытку современных научных сообществ свести многогранную психическую действительность к узким статистическим методам, значительно обрезающим всю сложность и уникальность каждой конкретной личности, которая теряется в безличной выборке.

Я думаю, такое положение современной науки обусловлено тем, что психология в своём развитии пытается подражать естественнонаучным дисциплинам с целью укрепления в научном статусе, признанном за этими естественнонаучными дисциплинами, методология которых строится на совершенно иных основаниях в связи с тем, что в данных дисциплинах субъект и объект познания не совпадают. В психологии же такие методы существенно ограничивают познание, т.к. в акте познания встречаются объект и субъект, встречаются две личности, и именно на стыке их встречи происходит как познание ими друг друга, так и изменения в каждой из этих личностей, т.к. такое столкновение невозможно без взаимного влияния, без активности каждого из участников этой встречи. При проведении психологического эксперимента невозможно полностью абстрагироваться от того, что должно быть изучено, т.к. экспериментатор в ходе эксперимента меняется сам, испытывает определённые чувства и эмоции, которые нельзя исключать из акта познания, т.к. они даны нам именно для того, чтобы, опираясь на них, мы могли лучше понимать окружающий нас мир. Именно чувственно-эмоциональную сферу пытаются исключить из процесса познания многие современные научные деятели, относясь к предмету изучения поверхностно, с точки зрения одного лишь разума, исключая целостное вовлечение личности в акт познания, в соответствии с чем часть психической реальности, ценной для научного вклада информации теряется из поля зрения, остаётся вынесенной за обозначенные рамки исследований. В глобальном смысле, на этот выбор естественнонаучной парадигмы влияет современная культура с её потребительскими ценностями. Если рассматривать современную западную культуру с точки зрения восточной философии, индуизма и буддизма, то можно метафорически изобразить её, как отчаянный бег личности по колесу сансары, отчаянную погоню за заработками и потреблением, отчаянное стремление как можно быстрее добиться осязаемых результатов деятельности, ценность которой заключается в прикладном её характере. Современная действительность характеризуется быстротой, погоней за результатом, которая происходит в модусе обладания, а не в модусе бытия с точки зрения Эриха Фромма, описавшего эту проблему в своей работе «Иметь или быть». Таким образом, получается, что современные психологи стремятся как можно быстрее и как можно достовернее описать исследуемые ими проблемы, и как можно быстрее предоставить результаты этого изучения, чему отлично способствует использование экспериментальных и статистических методов, позволяющих в ускоренном темпе предоставлять результаты исследований, имитирующих деятельность на поверхностном уровне. Что же касается описательных методов, они требуют времени, вдумчивости и сосредоточения, чего так не хватает среднестатистическому жителю современной культуры, эффективность деятельности которого принято измерять количеством, а не качеством, расширением, а не углублением в предмет познания. В напряжённой работе этой огромной научной машины, продуцирующей всё новые и новые работы, изобилующие графиками и таблицами, теряется самое главное, ради чего и затевалась вся эта деятельность, теряется целостная личность человека. Современная психология переполнена фрагментарными данными о разных аспектах психической деятельности, однако же затрудняется в том, чтобы синтезировать эти данные и объяснить жизнедеятельность души с учётом её религиозной, духовной функции, на изучении которой настаивал К.Г. Юнг.

Ограничивая область своей деятельности и даже не пытаясь феноменологически изучать те аспекты души, которые невозможно изучить набором стандартных методик и которые невозможно перевести в числовой язык (например, оккультные феномены), психология отрывает себя от огромной ресурсной сферы психического, изучение которой во многом смогло бы способствовать лучшему пониманию уже изученных аспектов психики. Невозможно изучать человека в отрыве от философского и религиозного знания, с получения которого и начался процесс познания человеком мира, а также формирования человеком культуры и самого себя в культурном контексте. Также, учитывая то, что человек, как культурная личность, формируется на основе знаково-символической системы языка, позволяющей опосредовать натуральные психические функции, и вся его жизнь проходит в текстовом потоке языка, с помощью которого происходит взаимодействие одной личности с другой, а также личности и культурной среды в широком смысле и, опираясь на который, мы формулируем все свои переживания, невозможно отделять человека от текста языка, переводя этот текст в числовые данные и обратно в текст языка, без искажения его содержания как феномена, без прерывания текстового потока, в котором рождается, живёт и умирает человек как культурная личность. Получение огромного количества фрагментарных знаний о психике не способствует разрешению фундаментальных проблем, которыми занято человечество с момента его появления и без которых психика человека не смогла бы сформироваться и функционировать в том виде, в котором она представлена на данном этапе эволюции. Для понимания и разрешения этих проблем, оставляющих неизученным целое поле психического, необходимо обращение к описательным методам и восстановление доверия к уникальности опыта каждой личности, который для психологии имеет гораздо большее значение, исходя из предмета её познания, чем сухие и выхолощенные данные, предоставленные компьютерными машинами, вряд ли превосходящими человека в тонкости восприятия и осмысления того, что с ним происходит.